Клуб экстремальных видов спорта

«X – STYLE» («Икс стайл») г. Киров

Объединение людей занятых одним увлечением – ездой на снегоходах, квадроциклах, аквабайках, джипах, участие в различных гонках и соревнованиях, экстремальных походах по бездорожью в любое время года.

За Синие горы на Красную Речку...

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Компания из 2-х маленьких квадроциклов, одного большого и ещё ну очень большого с железной крышей
и даже печкой со значком "Сузуки Джимни" отправились в двухдневный поход в Нагорский район.

Маршрут: Воробьи - Совье - Лекма - Сухоборка - Нагорск - Синегорье - Кобра - Красная Речка.
Целый день моросит холодный дождь.
Сушимся у костра в заброшенном коровнике.
Пересекаем реку Кобра по деревянному мосту и в Синегорье (за синими горами) нас встречает проводник Гоша.
По плану едем ночевать в охотничий домик.
Однако домик уже занят охотниками, что неудивительно в самый разгар охотничьего сезона.
Движемся в поисках ночлега в сторону села Красная Речка.
После ночевки на тёплой деревенской печи собираемся в обратную дорогу.
Осматриваем окрестности и местную разруху:
ИЗ ИСТОРИИ СЕЛА "КРАСНАЯ РЕЧКА".
-------
Поселок Красная Речка во все времена носил славу «медвежьего угла». Отдаленность, труднодоступность, суровые природные условия создавали специфический образ жизни.
В 1932 г. появляются первые бараки на Красной Речке. Вначале в Краснореченском мехлесопункте в основном сезонно трудились и жили ссыльные из четвертого поселка (Соз). Построенные хибарки, небольшие рубленые избы без окон и русских печей служили пристанищем в зимний период. Промокшие, измождённые возвращались люди вечером в свои неотапливаемые жилища. Отдых на нарах, и вновь трудовой день. Лес валили вручную поперечными пилами, затем трелевали его тракторами. Использовали для перевозки и лошадей. Была каждому установлена строгая норма выработки. При условии её выполнения, работающим выдавали хлебные пайки: взрослый получал 650 гр., ребёнок — 200. На лесозаготовках трудились вольнонаемные и завербованные парни и девушки, но ссыльным не разрешалось с ними вступать в брак. Номерное название (спецпоселение № 9) поселка долго не просуществовало, оно лишь прослеживается в документах и отчетах. Вначале Великой Отечественной войны переселенцев на фронт не брали. Первая мобилизация всех пригодных для службы прошла в мае 1942 года.
----
Из воспоминаний
----
Екатерина Ивановна Мымрина:
«В майский день всех парней собрали на площади и объявили, что они идут на войну. Родителям разрешили проводить сыновей до п. Нагорск. Все ссыльные попадали в основном в штрафные роты».
----
Иван Иванович Коржавин:
«Я самый первый из ссыльных пошел в армию. В 1943 г. меня назначили лейтенантом штрафной роты. Помню, как в бой ушли 226 человек, после осталось… 46».
----
Аграфена Михайловна Кулакова:
«В 1942 г. у части поселенцев, в связи с призывом в армию их членов семей, появилась возможность возвратиться на родину. Решившие уехать строили плоты, чтобы добраться до райцентра. Некоторые остались. Шла война. Жить в эти времена везде было тяжело. В поселок в сороковых годах привезли большое количество эстонцев. Их семьи размещали в освободившемся жилье. Появились в нашей местности и поляки».
Это была вторая волна репрессированных, а в 1944 г. спецпоселение приняло на попечение и третью — жителей Западной Украины, эстонцев, немцев. Так появились в посёлке семьи Фрунзе, Гросс, Рыбачок, Крисюк, Ткачук, Кольчук, Кислюк, Абрамчук, Борисюк, Сурмик, Боймиструк, Ткач, Генайло. Не всем довелось добраться до места.
----
Ираида Сергеевна Волкова (Сафина-Абрам):
«Мои дед Готлипа и бабушка Лидия Ивановна Абрам до войны жили на самой границе близ г. Житомир (Западная Украина). В первые месяцы войны их угнали в Германию. Они трудились на ферме. Хозяин её оказался хорошим человеком. Он предлагал остаться, предоставлял жилье и достойно оплачиваемую работу, но хотелось домой. Их репартировали из Германии в 1944 году. Семье пообещали, что повезут на малую родину, но маршрут следования оказался почему-то очень протяженным. Остановки в г. Киров, г. Слободской. Забрали в тюрьму главу семейства. Его больше родные никогда не увидели. Так бабушка с двумя маленькими дочками Гильдой (моей мамой) и Диной на руках оказались в п. Соз. Позднее семья переехала в Красную Речку, потому что у моего отца Сергея Сафина была возможность устроиться на работу».
----
Тимофей Григорьевич Будымко:
«В 1941 г. мы были первыми, кто увидел ужасы войны. Посмотришь вверх — неба не видно, всё самолеты летят. От их звуков лопались окна в домах. Нас выслали в сорок четвертом за то, что мы жили на оккупированной территории, в Волынской обл., в 60 км от Бреста. Я и мать работали в лесу. Вскоре она стала инвалидом. Ей во время валки леса на спину упала ель. Мы сильно голодали. Радовало одно, что жили в таком месте, где много ягод и грибов».
-----
Петр Семенович Шуляк:
«Выслали с Украины в 1944 г. До четвёртого посёлка добирались вначале на поезде до Слободского, дальше — на санях. Молодых здоровых парней брали на Красную Речку — сплавлять лес. Туда попал и я. Работа не из лёгких, требующая определённых умений, сноровки. Из брёвен делали «глухари» зимой, под низ накладывали ель, затем березу. Лес до р. Соз девушки возили на санях. Позднее сделали деревянные рельсы и тележки. Зимой поливали дорогу водой. Трактор ЧТЗ-12, который топился дровами, подталкивал лес, и он катился по льду. Летом тоже делали плоты. Кроме переселенцев никто этим не занимался. До 1947 года ходили мы по воде в лаптях. Потом нам выдали брезентовые чулки. От Красной до Нагорска шли на плотах мимо Чащинки, Грехово, Синегорья. На весь путь выдавали паек: один килограмм хлеба и еще что-нибудь из продуктов».
----
Татьяна Климентьевна Кольчук:
(её брата фашисты забрали в 1942 г.): «Власть пообещала вывести из опасной зоны и вернуть обратно по окончанию войны. Люди, настрадавшись, верили в лучшую жизнь. Нас, семей двадцать, загрузили в товарный вагон, в котором — одна маленькая печка. Везли целый месяц голодных, холодных. Многие болели малярией. Высокая смертность была среди детей и стариков. А как их хоронили? На станции выкинут и — готово. В Слободском нас с мамой разлучили. Она только успела накрыть меня периной. Везут, везут меня на подводе, упаду, перекинут, подберут, завяжут. Так и ехала. Сестра была постарше, пешком бежала за телегой. Везли через с. Синегорье, д. Сибирь, д. Чащинку в п. Красная Речка. Пугало одно, что никогда не встретим маму. Мы голодали, но это никого не волновало. Нас поселили у стариков, спали на полатях, по команде переворачиваясь. Мама приехала позднее. Начали искать отца, писали письма в Москву. Узнали, что он в Воркуте. Сделали запрос, на который пришел скорбный ответ: «Умер в декабре 1944 г.» В 1947 г. разрешили возвратиться на родину. Мама съездила, но вернулась. Все разрушено. Отстроить дом без мужчины было невозможно. Мы остались здесь. Я работала на лесоповале. Иное бревно несёшь — упадешь, бревна разные были, некоторые казались лёгкими».
В архивах сохранились акты проверки спецкомендатуры № 9 Красная Речка от 31 октября 1953 года.
«Мужчин в спецпосёлке — 133, женщин — 262, детей до 16 лет — 79. Из 474 поселенцев — 350 трудоспособные, они работают в лесопункте и сплавучастке. Зарплата выдаётся аккуратно. Средний заработок неквалифицированного рабочего — от 300-500 руб., квалифицированного лесоруба (коих меньше) от 700 до 1000 руб. в месяц. Люди живут сравнительно в благоприятных условиях: семейные — в двухквартирных теплых домах, предоставленных лесопунктом, одинокие — в общежитии. Есть медпункт».
Из прокурорского отчета: «Поселок не электрифицирован и не радиофицирован. Освещение керосиновое. Керосином ни ОРС, ни лесопункт не торгуют и не снабжают. Баня работает три раза в неделю. Так же имеется магазин ОРСа, где можно купить хлеб, других товаров первой необходимости нет. Запас хлеба двухмесячный, других продуктов и картофеля — на две недели».
В первую очередь в спецпоселении строилось здание комендатуры. Надзор за трудовым режимом ссыльных был чрезвычайно строг. Бригадиры незамедлительно докладывали коменданту об их опоздании или об отказе от работы, которые приравнивались к преступлению. Не реже двух раз в месяц комендант обязан был обходить жилища подчиненных ему поселенцев. Была разработана система штрафов. На ссыльных заводились личные дела, куда заносились отпечатки пальцев, фотографии, расписки об уголовной ответственности за побег.
----
Татьяна Климентьевна Кольчук:
«В 1947 году, узнав, что нас отпустят домой, мы заплясали, пошли в клуб. Но там нас закрыли и поставили караул. Затем заставили расписаться, что мы остаемся навсегда. Все заплакали. Поднялся крик. «Девушки не ревите, навечно ничего не бывает, сегодня так, завтра иначе», — говорил комендант».
В 1951 г. из с. Осекрив (Волынская область) отправили сюда Лидию Исаковну Кладову, родных которой депортировали ещё в 1944 году. Она работала на обрубке сучьев, считалась стахановкой. К их числу так же относятся Мария Прокопьевна Балета, Анна Антоновна Будымко, Надежда Николаевна Петренчук. За плечами каждой — многие годы работы в лесу — тяжёлый, не всякому мужчине по плечу, труд.
----
Лидия Дмитриевна Богданова (уроженка г. Киров):
«Отсидев пять лет за унесённые с поля несколько мерзлых картофелин, попала на работу в Нагорский район — сначала п. Тулашор, с. Синегорье, затем в п. Красная Речка. Работали на износ под постоянным присмотром и окриком».
Хрущевская оттепель принесла послабления в жизнь этих людей, но их детям также пришлось нести на себе отголоски родительских судеб.
Сегодня, беседуя с краснореченцами, я удивлялась их оптимизму и жизнелюбию. Они охотно рассказывали не только о буднях, но и о праздниках: веселых, красивых свадьбах на украинский манер, проводах в армию, Троице, проводах зимы, выборах, о том, что объединяло людей за общим столом. Песня всегда была их главным орудием со всеми бедами. «Пока песен не напоемся, не расходились», — так говорили мне. С каким трепетом вспоминают они: облагороженную территорию отдыха в березках, созданный при клубе оркестр, гастролировавший по району, и его руководителя Валентина Семёнова. А как красиво пели Юрий Каренга, Мирон Сурмик, помнят даже кобринские старожилы.
----
Н.И. ИСУПОВА, заведующая Кобринской библиотекой.

Free Joomla Lightbox Gallery
©2017 Клуб экстремальных видов спорта X–STYLE. All Rights Reserved.

Search